Змей Горыныч, Василиса Премудрая и Иван царевич крестьянский сын.

Опубликовано: 12.11.2010

Слово не воробей, вылетит, обратно не поймаешь. Донесла сорока, белобока, Кощею Бессмертному на хвосте слово Василисы Премудрой; «Коли Иван царевич Змеюшку жизни лишит, то она тело своё белое, ему Кощею Бессмертному отдаст» Крепко задумался Кощей Бессмертный, как натравить на Змея Горыныча Ивана царевича сына крестьянского. День думал Кощей, ночь думал, утром додумался, вызвал к себе старшего от мышиного войска, велел ему, не медля войско своё поднимать, Змея Горыныча воевать. Навалилось войско мышиное на Змея Горыныча, стали они ему пятки щекотать, в ноздри лазить. Змей Горыныч ото сна отошёл из норы вылез, бумажные крылья из схрона достал. Задумал Змей Горыныч, коли мыши спать не дают над полями полетать- девок попугать. Осмотрел Горыныч крылья, а они мышами побиты, осерчал на мышей Змей Горыныч стал с них спрашивать, а мыши дело порученное сделав в жнивье схоронились. Коли так подумал Змеюка, я вас из жнивья выкурю и к ответу приведу, но мыши огня не боятся, они в норах попрятались. Палит жнивьё Змей Горыныч, крестьяне не знаю как с ним совладать, коли Змеюка поганое всё жнивьё спалит, чего  от несть царю батюшке, да и сами с голоду помрём такая дума мучала крестьян. На сходе решили послать к царю нарочного, чтобы доложил царю, что в его царстве государстве делается. И если царь надёжа чудо- юдо из своих земель не изгонит, то он и его дети по миру пойдут с протянутую рукою. А крестьяне на сходе решили, коли со жнивья ни чего не взять, там один пепел, то возьмут с большака, как ни как у кожного есть дедовский кистень. Принял Царь государь нарочного, выслушал его внимательно, не перебивал. Когда нарочный ушёл, Царю сгрустнулось, кому доверить Змея Горыныча известь, просить князя Владимира, что в Киеве сидит чтобы он дружину послал во главе Ильёй Муромским, так Илья с ним на поясах боролся. Добрыня тот змея в   ярмо впрягал, землю на нём пахал. Змей для него скотина тягловая, кто свою скотину забивать будет, коли от неё польза есть. Алёша Попович тот с ним девок пугал, когда они над полями да долами летали, земли князя Владимира от ворога берегли, куда не кинь везде клин. Придется сына своего посылать Ивана, хватит ему в обнимку с Василисой Премудрой, на мягкой перине нежится. Растолкал  лежебоку Царь батюшка, велел Ивану в доспех облачатся да в чисто поле идти чудо –юдо найти, а как найдёт, чтобы пересчитал его головёнки мечом кладенцом. А на послед сказал; «Если к вечеру у крыльца ты не будешь стоять пере до мной с докладом, я твой Царь не посмотрю что ты мне сын родной, сам тебя от твоей головы избавлю. Свесил Иван царевич, с полатей резвы ножки, не с руки  Ивану Змея воевать, забьёт он Горыныча, Василисушка к Кощею уйдёт. Но если не выполнит приказ Государя своего отца родного, не сносить ему своей головы. Уж больно скор на суд родной отец-ЦАРЬ батюшка. Делать нечего своя голова дороже, стал Иван доспех на себя примерять, доспех особый в огне этот доспех не горит, стёган он из каменной пеньки, не какой жар ему не страшен. Вот Иван царевич в чистом поле на боевом коне, коня Ивану Добрыня Никитич отдал ранее сам на нём в походы ходил. Кощей Бессмертный тем временем в башне высокой в тридевятом царстве в три девятом государстве, над корытом с болотной воды склонился. Видит Кощей, как Иван по полю скачет, соловьиным посвистом Змея Горыныча на бой зовёт. Задумал Кощей Ивану царевичу помочь, Змея Горыныча забить. Ведь у Василисы Премудрой тело белое слаще мёда, хотя Змей Горыныч ему не чужой, но свой не свой на дороге не стой. Нарушил сладкий сон Змея Горыныча Иван, стала Змеюка на белый свет выползать, глазки продрала, огляделось, а перед ним Иван царевич на боевом коне в одной руке меч кладенец в другой щит. Велик щит всем щитам щит, а конь всем коням конь да уж больно знаком ему змею этот конь на нём его знакомец Добрыня Никитич в походы ходил. Заныло сердце у Змея Горыныча не снести ему боле своих буйных голов. Нету рядом Алёши Поповича он бы замолвил за него доброе слово, нету крылышек бумажных, мыши побили, не склеишь так бы улетел бы за синее моря за высокие горы в три девятое царство тридесятое государство. «Ну что попался» Палил себя Иван. «С час я тебя» Змей Горыныч перед битвой спросил Ивана; «Тебе Василису не жаль? если ты меня забьёшь, то она отдаст она своё тело белое Кощею Бессмертному». Но Ивану своя голова дороже.  Завязалась жаркая битва, Змей Горыныч крепкий орешек без уменья его не разгрызть. Как ни как с дружинниками князя Владимира водился, многому у них научился.  Алеша Попович учил каменьями сорить, Добрыня Никитич огоньком палить, Илья Муромец на ногах стоять, наверное, без него они в стольном граде Киеве скучают. Решил Змей Горыныч Ивана царевича победить, а после победы заказать мастеру новые крылья бумажные, да слетать к товарищам в стольный град Киев, зелена вина попить, напившись вина с Ильей Муромцем побороться. Стал Горыныч на Ивана наступать одна голова каменьями сорит другая кипяток на Ивана льет, а третья подбадривает; «Наддай-наддай.» Попятился Иван не сдержать напору, конь боевой приседать стал, вот опрокинет Ивана наземь. Забегал в круг корыта Кощей Бессмертный, схватил, мешало, наступил на хвост Змею Горынычу тот повернул головёнку посмотреть, кто-то  Ивану помогает. Иван тем временем к Змею подскочил, кладенцом головёнку отсёк. Василиса Премудрая на высокой горе стояла за битвой наблюдала, как увидела что её Ваня Змея головы лешил, вскричала Василиса в голос Иван не добивай Змеюшку, обернулся Иван царевич крестьянский сын, а Горынычу только этого и надо, сбил он Ивана с коня занес над ним свою ножищу,  но Кощей бережёт Ивана. Кощей напустил на Горыныча войско летучие. Летучих мышей тьма тьмущая, полезло  Змеюке в ноздри ,в уши, в глаза. Попятился Змей Горыныч, а Иван царевич тем временем встал, отряхнулся, подобрал меч кладенец, изловчился, а изловчась отсёк Змею его головёнки, под самые плечи. А Василиса Премудрая от увиденного пошатнулась слегка, став белой птицею с высокой кручи полетела к Кощею Бессмертному как обещано.

[ назад | все новости ]