Сказ о той жизни, которая только может сниться.

Опубликовано: 15.04.2010

События, описанные в этом сказе, происходили в пределах войска Кубанского в станице Воронежской. Сказывала сказы казачка Людмила, родовитей казачки вряд ли встретишь. Сказы от бабушки своей, которая напевала ей перед сном о той жизни, когда поля были большие, трава высокая, а арбузы выше бабушки, бабушке тогда семь годков от роду.

Сказывала бабушка, привезли братья воз арбузов, скатили наземь по доске, сестру одну во дворе оставили. Сестре во дворе сидеть, на арбузы глядеть - дело малое, поросят кормить, родителям помощь, - дело большое, да только загородку тросткой не подперла, поросята с загородкой справились, во двор вошли арбузы поели.

Время шло, исполнилось бабушке шестнадцать лет, Задумалась родня, где найти такого казака, чтобы мог с нею справиться. Есть такой, соседа сын, в драке первый, годами правда не вышел, всего лишь четырнадцать.

Батьки по полам вдарили, сели за стол, что стоял под вишней в саду, повели беседу. А чтобы беседа была по доле, на столе стояла четверть задыманки тройной очистки, настоянной на степных травах.

Сыграли свадебку, остались молодые одни в хате, смотрят друг на друга, не знают что делать. Первая очнулась, молода жена, обратилась она к мужу: «давай бороться, кто победит тот и править будет». Кинулся на нее ее муж, стал её бороть, изловчилась, молода жена, взяла верх над мужем. Заплакал казак горькими слезами, лег на лавку, больше к женке не подходил.

Время шло, казачка хозяйство вела, казак думу думал. Тут степь ходуном заходила, казаки коней гнали по степи, война. Стала казачка собирать на войну казака, поклала в суму снедь, чтобы было, что есть. Но когда казачка увидела своего казака в седле, встрепенулось ее сердечко: «Да и не казак он вовсе, а так куль с говном». Сказала она и пошла в хату.

Победил казак турка, войне конец, стали казаки вертаться до казачек, казачки оставив заботы, выбежали из хат, встречать мужей своих. Казачка то ж выбежала из хаты, стала пристально всматриваться в запыленные лица казаков, что проезжали мимо её хаты. Нет её мужа, её хвалененького казачка? Нету, видно сгинул, тут перед казачкой остановился статный казак на вороном коне. Широка грудь у казака, смоляной чуб из-под кубанки, лихо закручен ус, а кресты на гимнастерке так и играют на солнце, ажно в глазах рябит. Склонился казак с седла, обнял казачку, да жарко в алы губы поцеловал, и тихо ей сказал: «Здравствуй жена, я с войны пришел». От этого поцелуя, такая любовь разлилась по телу казачки, и от этой любви у неё пошли дети. Детей от этой любви стало пятеро сыновей, и одна дочь.

Только поднял казак сыновей, дочь просватал, завыли волки степные, заржали кони боевые, собирайся казак в поход. Германец идет, на крест золотой. Люто бился казак за веру свою, стойко снося хлад и зной, тут вешними водами весть пришла, осиротел казак, нету боле государя. Сошел с ума православный народ, кинулся брататься с супостатом, пагоны с шинелей сорвал, беспредельно лютовать стал. Нет более у казака желания живот свой на рожон несть, там на Кубани станица, в станице дом, в дому казачка с детьми, туда ему надо.

Кубань тож оказалась не здорова, трое из пяти сорвали с шинелей пагоны, и полилась рекою горячая кровь, били казаки казаков, словно перед ними не брат во Христе, супостат поганый, так изничтожал казак казака. Довольно, устал казак проливать кровушку брата своего, надо остановится, пора ответ держать. Судью долго ждать не пришлось, тут он рядом, свой родной брат, брат по крови, мамка вон там в сторонке стоит, слезу в плат собирает. Повел судья батьку свого на курган гору с родным братом, брат много деток прижил с казачкой, по венчанию она ему законная жена. Жалко стало его стало судье, склонился он с седла, шепнул на ухо брату, -«Уходи от сель, пущай за все отвечает наш батька.» На то ему ответил брат по крови -«Не по совести мне оставлять в беде отца, ведь если он, не покрыл бы нашу мамку, не родила бы она нас с тобой» Судье не чего было сказать в ответ, отведя свого коня в сторону, дал знать помаганцам своим, те с диким воем понеслись на тех кто отца свого не предал. Когда дело было сделано, судья подъехал к родной матери, сказал ей «Пущай племяш, возьмет воз, заберет деда с батькой, похорони, мне судье этим заниматься не с руки». . .

Снарядила матка воз, впрягла волов, внуку правило, да с ним подалась на курган. Курган дымился от пролитой крови, казачки воя ворочали порубленные тела, искали своих мужей, братьев, сыновей, отцов. Найдя, клали на возы, отдельно, мертвых от еще живых, Мертвых, обмыв, облачили в справу, каждый был при своём оружии, батюшка читал заупокойный молебен. Казаки, что ещё были живы, просили простить их, казачки им бог простит, упав на колене, выли в голос, прощались. Судья, прознав, что не все казаки вбиты, послал помощничков, охочих до чужой кровушки собрать остаточки, приказал покласть их на возы, отвесть их немедля на курган. Возами править нарядили их же детей, внуков, младших братьев, те смиряясь доставили на курган, отцов, дедов, старших братьев. Судья найдя свого батьку, сказал –«Племяш отвернись»,когда дело было сделано, приказал судья, схоронить брата с батькой вместях, в ногах поставил крест из кованого железа, крест тот стоит по сей день.

Жёнку брата покойничка сослал далёко в путь дороженьку, в степь к кипчакам, из всего богатства взяла вдова, плат, да мужнино кольцо. Занедужила в дороги вдова видит смерть на пороги стоит к мужу завет, передала она плат товарке своей сказав таковы слова –«пошли доченьки моей, коли она окажется в беде пущай это её спасёт

Осиротела станица – Воронежская, атаманами оставлены малы деточки, сестры на выданье, некому их боле приструнить, окрикнуть, кто топеря возьмет на себя ответ за не смышленость малых, за дерзость юных. Малые детки стали казаками, сестры вышли за казаков, не всех вбили кое – кто остался в живых. Станица ожила, казачки рожали казаков, поля пшеницу, жизнь продолжается.

А германцу все не по себе, смотрел он суседа свого и думал, как брату своему по крови, славяну, помочь, ослабонится от беды, что пришла с новым прижимом. Думал, думал, надумал, переступил через порог, осмотрелся, не кто к столу не приглашат. Торнулся к Москве огреб по зубам, не вкусно завернул к казакам на Кавказ. Вошел германец в земли войска Кубанского, подбоченился, подбоченясь молвил –«Здорово дневали» Казаки ему в ответ–«Да слава богу»Как только германец это услышал, полез к Кубанскому казаку обниматься. Кубанец ус смоляной подкрутил, да как вдарит германца по едалам. Обидка взела германца, я им здрасте, а они мне по едалам. Задумал германец извести женок, тех казаков, которы не считат его германца за ослобонителя.

Поганцы нашлись, из тех кто вроде как свой, но как что, уже чужой, стали эти поганцы -помоганцы звезды красные на дверях рисовать, по этим звездам казачик на распыл собирать. Стали казачки на распыл собираться, в баньку сходили, посмертные рубахи надели.

Подошла казачка к образам, творя крестное знаменье, обратилась к Богородице –«Матерь Божья заступись за меня грешную перед Спасом нашем–Христом Богом, когда предстану перед ним.»

На что ей в ответ Богородица «Не время тебе стоять перед Господом, тебе ещё потрудится надо как роженица родить тебе дух казаков, но к жизни допущен будя только один, возьми матки плат да батькино обручальное кольцо, иди на распыл- Господь управит». Казачка взяв плат, да кольцо обручальное к нему смирилась с волей Господней. На кургане, где косточки деда с костями батьки родного, под одним крестом лежат, казачка Бога молила прощенье просила. Тут, рядом с казачкой, встал охотник кровушки чужой, обратилась к нему казачка с мольбою –» Мил человек, отпусти меня Христа Бога нашего ради, дома одни доченьки, отпустишь, могит казак рожу.» «Чем откупишься»-спросил охотничек, «Вот плат и обручальное кольцо»Так казачка выкупила себя, пришло время Господь даровал казачке двух сыновей, один из сыновей не дошел до стола, под названием «Жизнь»,был раздавлен в борозде трактором, намаялся, свалил сон казачка. Урок того времени собирать колоски, чтобы ни одно зернышко не пропало. Этот урок, был за казачками, так было и это, правда.

Остался у казачки один сын, вырос сын, любо. Казачьему не ма переводу.

Володя.

Благословлено батюшкой Игорем после прочтения.

[ назад | все новости ]