Не было ни копья, а тут с деньгой сума.

Опубликовано: 23.08.2010

Не было ни копья, а тут с деньгой сума.

Пришла со степу ватага казаков Доховских, села у реки Лаба. За рекой горы кавказские. Над предгорье народец черкес. Так себя нарекал этот народ. Вольготно жилось черкесу при кавказских горах, ранее они назывались русские горы. Земля жирная виноград наливался соком, гроздь не поднять. Стада ходили тучные не сосчитать. Но для казака это не казака, а русские горы. Только черкес собирается спать-почивать, как из за реки Лаба как за свистят как за гикают- это казаки отдыхают песню играют. Захотелось черкесу поглядеть как казаки живут, какие у них бабы может к кого и умыкнуть можно. Дождался черкес торжища пришла ярмарка, повез черкес на торги одежонку, которую казаки называли черкеской оружие с серебряными насечками. А казаки меж торговых рядов ходят за порядком следят, чтобы из черкесов никто девушку не обидел, бабы сами за себя постоят. Не долго на ярмарке была тишь да благодать казак ведь он как коли драки нет, какой же он казак. Закипела драка. Повалился на земь ряд, посыпался дорогой товар, к черкесу пришло подкрепление, да и казак остался не один. Когда черкес со своими убрался, товар свой с собой взял, казак закон ярмарки признает товар только за деньгу не на шашку. Средь поваленных рядов лежал черкес, чтобы знать с кого спросить оставили черкесы с друга своего там, где он лег. Атаман подошел к телу, черкес лежал в грязи как в перине с улыбкой на лице. Атаман строго спросил - чей? Мой сказал молодой казак. Клои твой неси его к себе- приказал атаман. Сказано сделано взвалил черкеса казачина себе на хребет донес до хаты, да на лавку в ней и положил. Только стало светать, на крыльце гости стоят- сродники черкеса. Сторговались на серебро сменял черкеса казак. С этого дня он их кровник. Ждать да догонять- только время терять. Серебра хватило на коня вороного, седло и уздечку. Только смеркнулось взял казак коня под узду да пустился вплавь через Лабу реку- в гости к черкесу. Дедовский кинжал рыжий от крови в зубах. Только вышел на берег отряхнулся. Видит: к Лаба- реке джигит коня под узду ведет. Кинжал деде казака не подвел. Вот уже джигит не в седле а поперек седла другого , его конь сирота обратно в аул ушел. Только стало светать на крыльце гости стоят- сродники джигита. Сговорились- обменял казак джигита на серебро. Хватило серебра на ружье. Сродники джигита унесли на прощанье, сказав казаку: ты нам кровник. Ждать да догонять-только время терять. Только стало смеркаться казак в седо, ружье на плече, шашка на боку, кинжал деда на поясе. Луна светит, звезды сияют, джигит верхом горну тропу пылит, казак ружье вскинул. Ужалила пулька свинцовая джигита прямо в сердце, ранила. рад бы джигит прилечь на траву горную да стремена не пускают. Так и доволок его конь до хаты казака. Только стало светать на крыльце гости – сродники джигита. Сговорились, обменял казак джигита на серебро коня отдал так и так у него дело пошло, построил дом новый из кирпича, купил бричку, справу пошил новую, подковки на сапогах и те с серебра , сосватал такую казачку ну королевна лицом и статью красавица писанная, за ней преданного добра всякого не счесть в станице вряд ли сейчас найдешь такого казака как он.

Кровь.

Лаба река граница, с одной стороны казак с другой стороны черкес. Но эта граница не для детей, сплавают на другой берег подерутся апосля у костра посидят початки спекут раков на лазу бросят, да и разойдутся. Но коли ярмарка у казаков в станице, все тут. Среди казачат молода казачка уже не девчонка, но и не девушка. Стоит эта красавица писаная, у ряда черкеского, Дивичей наряд рассматривает уж больно он ей глянулся. А черкес молодой глаз от неё отвесть не в силах, готов ей любое платье отдать только посмотрела б в его сторону. Сродники казачки приметили, что их доченька вечерами на берег Лабы реки выходит, на черкесскую сторону поглядывает. А на другом берегу молодой черкес коня своего холит. Вроде как делом занят ,а сам глаз отвесть не в силах от берега где молода казачка песню играет. Задумалась родня ,надо девку замуж выдавать, как бы не было беды. На покров сыграли свадьбу. Воля сродников не моги ослушаться. Пришло время родила казачка сына, родня ликует казак родился.

На черкесском берегу каждый вечер молодой черкес коня холит. Как только стемнело вошел черкес в Лабу реку. Не долог путь у черкеса до хаты любимой да обратно в аул через Лабу реку. Только стало светать проснулась станица кто то по волчьи выл. То выла казачка, стоя над сыном своим тот навзничь на базу лежал, невестка пропала внук в люльке кряхтит, люди добрые где вы.

У черкеса праздник у него есть жена, скоро сына принесёт она. Время идёт казаки памятью живут, за пролитую кровь деньгу не брать, только кровь. Внука бабка жёвкой питает на черкеску сторону кажет, внучек видишь тот берег там кровь возьми её. Черкес жизни рад ,всё у него есть, конь да не один табун, жена и сын.

В станице казак растёт, без батьке, матке. Казачата дразнят его, слабак тебе за батьку кровь не взять, тебе через Лабу реку не переплыть. Стоит за себя за себя казак, на масленицу нет ловчее его, на ученье в поле ни кто как он, не может управится конём. В рубке лозы, не равных ему, но как песню играет, как спляшет, казачки с нетерпением ждут от него сватов, но не время сватов засылать , есть должок на черкесской стороне.

В ауле его брат по матери стоит за себя, по аулу не пройти, черкесы на пути стоят куда идешь казак. Я джиг весь его ответ, нет в ауле сильнее борца, любого коня оседлает, шашка ,кинжал в его руках, словно молнии.

Встрепенулся аул, конь вернулся без седока, стоит у сакли где казачка черкесу сына родила. Брат по матери поклялся убить брата за отца.

Сошлись братья тропа узка не разойтись, мать не выдержала тягла, нет ей жизни на земле , с высоты полета орла пала на дно ущелья, вострые камни порвали её тело белое. Старший брат забил младшего брата.

Казачьему роду не ма переводу.

Владимир

[ назад | все новости ]