Еще примерно через год вся наша компания плавно перешла на героин

Опубликовано: 21.02.2011

"Единственная дочь в среднестатистической советской семье, я довольно хорошо училась в школе класса до 9, пока не начался пресловутый подростковый период. Учась в гуманитарном классе, я увлекалась поэзией серебряного века, русской классической литературой, сама писала стихи. Как и все, мечтала поступить в институт и в будущей взрослой жизни выбрать интересную мне профессию журналиста. В общем, хотелось чего-то неординарного, чтобы ни в коем случае не жить такой жизнью, как родители. Как мне казалось на тот момент, это было ужасно скучно. Мама работала в Управлении торговли Ленинградского Военного Округа, отец частенько менял места работы и профессии, трудился то на заводе, то на стройке, то еще где-нибудь, так как любил выпить. Со временем эта тяга к спиртному переросла у него в алкогольную зависимость, и он уходил в запои уже не на 1-2 дня, а мог пить неделями и даже месяцами. Мне было больно смотреть на то, как он деградировал все ниже и ниже в своем падении. Когда я была маленькая, он любил меня посадить рядом за кухонным столом в нашей питерской коммуналке и за бутылкой водки мог часами мне рассказывать про море.

Время моего взросления выпало на период «перестройки» в СССР, когда все, чему меня учили в школе учителя и дома родители, постепенно потеряло всякий смысл. Старая мораль с ее октябрятскими значками и пионерскими галстуками умерла, а взамен ей пришли песня про «путану – ночную бабочку», облагороженный образ бандита как героя нашего времени и полная разруха в стране. С деньгами в семье начались серьезные проблемы. В 1990 году мама успела, пока еще не рухнула система распределения жилья, за небольшие деньги купить квартиру. В 1992-м мы переехали жить в маленький военный городок (после Питера он казался мне чуть ли не деревней). Школу я менять не стала, т.к. оставалось закончить последний 11 класс. Поскольку старые друзья и подруги остались в Санкт-Петербурге, то частенько после уроков я стала задерживаться в гостях то у одних, то у других, к тому же ехать домой, где меня ждали постоянные скандалы из-за пьянок отца, мне не очень-то хотелось. С родителями доверительных отношений у меня не сложилось.

Окончив школу, вопреки своим мечтам и по разумному совету мамы я поступила в колледж по специальности «юриспруденция». Учеба мне давалась легко. Закончив 1 курс, во время летних каникул я с подругой познакомилась с молодыми людьми. Мы весело, как нам тогда казалось, проводили время – алкоголь, музыка. Однажды они предложили нам подзаработать, устроившись на «лохотрон». Деньги действительно были нужны – и мы согласились. «Работа» оказалась несложная и деньги неплохие для студенток. «Легкий заработок» затягивал, и со временем я стала пропускать занятия, чтобы заработать, привыкла к тому, что у меня постоянно есть деньги. Как-то раз, во время «работы», мне предложили попробовать «травку». Ощущения мне не понравились. Кружилась голова, мутило. Однако мои знакомые и молодой человек накуривались каждый вечер. Поэтому я стала «курить» траву просто так, «за компанию», но со временем втянулась, и мне это стало даже нравиться. Постепенно я сама не сразу заметила, каким образом у меня полностью поменялся круг общения. Вместо школьных друзей и студенческой тусовки меня стали окружать «лохотронщики» в качестве «коллег по работе» и дворовые наркоманы в качестве лучших друзей. Хотя на тот момент такие понятия, как дружба, друзья, для меня уже не существовали – я вращалась среди общества, в котором единственным «понятием» были деньги и жажда наживы. Ради этого мои новые знакомые были готовы переступить через многое. Говорят иногда: скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты. Со временем из девушки, которая любила стихи, театр, не курила и не выпивала, я стала такой же, как мои новые друзья.

Наверное, моей самой первой зависимостью стала зависимость от людей – желание быть принятой, чужое мнение обо мне - все это оказалось в какой-то момент сильнее моральных устоев, заложенных учителями в школе и родителями. В конце 2 курса меня отчислили из колледжа за непосещение занятий – но я совсем не огорчилась, т.к. на тот момент моя жизнь текла по совершенно иному руслу, соприкасаясь с юриспруденцией только в части ответственности за правонарушения.

Еще примерно через год вся наша компания плавно перешла на героин – кто-то один попробовал, предложил другим, и пошло-поехало. Мне первая «дорожка», как и первая затяжка «травки», тоже не принесла удовольствия (на сленге наркоманов «кайфа»). Какое-то время потом я отказывалась от подобных предложений, потому что в моем представлении героин, в отличие от «плана», был уже настоящим наркотиком. Поэтому я курила траву, глотала «экстази» и нюхала кокаин и «спиды» - дискотечные стимуляторы, считая, что это не наркотики. А так, безобидная шалость. Мои друзья утверждали, что на них не подсаживаются, что все это делают. На тот момент в моей кругу действительно все что-то употребляли, и если в нашу тусовку каким-то случайным образом попадал человек, ведущий трезвый образ жизни, у нас возникали подозрения, не болен ли он чем-нибудь. Все стало с ног на голову: то, что было нормальным, – не пить, не курить, не употреблять наркотики, не спать с кем попало – теперь вызывало лишь искреннее удивление и как минимум непонимание: «Да как же вообще так можно жить? Как эти люди расслабляются?».

В один прекрасный момент на моем горизонте показался «рыцарь на белом коне» - он выгодно отличался от моих дворовых друзей-гопников. Он был, как тогда называли таких, как он «бандитом», что само по себе вызывало у меня уважение. К тому же он был меня старше почти на 10 лет и казался мне взрослым, состоявшимся, умным мужчиной. В день нашего знакомства подруга пригласила меня пойти в модный новый ночной клуб, который тогда только что открылся на Лиговском проспекте, а он жил рядом с клубом. Мы всей тусовкой пришли к нему домой, «нанюхались» наркотиков и поехали колбаситься по ночным клубам…

Мы стали встречаться каждый день, и я подумала, что наконец-то встретила настоящую любовь! Вскоре у нас родилась девочка, и мне захотелось наконец-то создать семью, думала, что все получится. Однажды он дал мне попробовать героин, и я узнала, что он его время от времени употребляет. Меня это не шокировало, ведь я раньше пробовала наркотики а, глядя на него, я еще и утвердилась во мнении, что можно употреблять героин, и все будет хорошо в жизни. Квартира, новая иномарка, крутые связи, «авторитетные друзья», деньги. Мне показалось, что можно все это сочетать, и все страшные истории про ужасных наркоманов – это про каких-то слабых людей, которые живут в подвалах и не имеют силы воли.

Через год я поняла, что наркоманка без силы воли – это я. Я плотно сидела на системе - употребляла героин систематически несколько раз в день. Со временем, когда доза выросла, стала колоть его внутривенно. Еще через год, попробовав различные методы лечения, всегда с нулевым результатом, поняла, что выхода из этой проблемы нет. Сначала я почти каждый месяц пробовала лечиться – покупала специальные курсы у известной питерской наркологической клиники. Я была уверена, что хоть в этот раз у меня получиться, но раз за разом разочаровывалась все больше и больше, пока не поняла в какое болото вляпалась. Что я только не делала, пытаясь заглушить эту безумную тягу, но у меня ничего не получалось, как я ни старалась. Один наш знакомый даже заплатил сумасшедшие по тем временам деньги, и ему сделали операцию на мозг – вырезали так называемый центр удовольствия. И что в итоге – уже через две недели он уже писал записку с просьбой привезти ему наркотик прямо в больницу! С мужем мы пробовали лечиться метадоном, но в итоге вместо героина подсели на него, а стоил он очень дорого. В итоге, мы очень быстро прокололи однокомнатную квартиру в центре Санкт-Петербурга, а вслед за ней и новую иномарку. Жизнь покатилась кувырком…Родители, насмотревшись на нашу семейную жизнь, приняли решение, что 2 наркомана в семье – это слишком и нас развели, как они сказали, до лучших времен. Мы стали жить отдельно. Так я потеряла любимого человека, и некое подобие семьи, которой на самом деле и не было. Я очень переживала. Мне не хотелось жить. Я не видела никакого выхода, кроме смерти.

Мама предложила мне пройти реабилитацию, как последнюю попытку сохранить хоть какие-то отношения с ней и моей дочерью, воспитание которой легло на ее плечи. Я согласилась и теперь не жалею. После центра я устроилась на хорошую работу, вышла замуж, поступила в университет.

Меня очень радует, что у меня теперь замечательные отношения с моей дочкой, ей уже 12 лет и мы с ней настоящие друзья, я просто обожаю ее. Я очень стараюсь, чтобы она не чувствовала того одиночества и не понимания, которое заставило меня в свое время бежать из дому в компанию друзей…Я так хочу, чтобы она была счастлива и не повторила моих ошибок.

Я знаю, что твоя жизнь – в твоих руках. Потому что каждый новый день мы выбираем, какой она будет в будущем. Я не сама такая отличная, просто однажды, когда мне предложили помощь, я сделала правильный выбор. Мы все, кто употреблял наркотики, по большому счету находимся примерно в одинаковых условиях. И у нас выбор невелик. Умереть, либо попытаться выкарабкаться.

Наташа.

[ назад | все новости ]